Сакен Сейфуллин - очерк жизни и творчества писателя

В 20-е годы Сакен издал ряд сборников стихов и поэм: “Домбра” (1924), “Экспресс” (1926), “Организация и трудовой договор - защита бедняков” (1926), “На волнах жизни” (1928), “Кокшетау” (1929). Написанные в 1917 году пьесы С. Сейфуллина “На пути к счастью” и М. Ауэзова “Енлик-Кебек” - первые опыты драматического жанра в казахской литературе. Второе драматическое произведение С. Сейфуллина - “Красные соколы” (1920). В этой пьесе Сакен первым в казахской литературе вывел образы революционеров.

Первым его прозаическим опытом является стихотворение в прозе “Утешение”. Романтическая настроенность рассказа перекликается с “Песнями” Горького. Услышав в безбрежной казахской степи плач обездоленной девушки, узнав печальную повесть о ее трагической участи, поэт утешает ее. Он говорит о близости счастья, о приближении зари свободы.

В 1922 году Сакен Сейфуллин написал повесть “Айша" Продолжая традиционную для казахской литературы тему женского бесправия, писатель по-новому рисует образ героини. Айша отличается личным мужеством, стойкостью характера и решительностью в борьбе. Она не покорная жертва социальной несправедливости, а борец и победитель.

Принципиально важное значение приобрела повесть Сейфуллина “Землекопы” в которой впервые в казахской прозе поднята тема рабочего класса. В 30-е годы Сейфуллиным написана одна из первых приключенческих повестей в казахской прозе “Хамит встречает бандита”. Близка к киносценарию по своей динамичности и увлекательности повесть Сейфуллина “Плоды”.

Развитие казахской литературы в 20-30-х годах происходило в сложнейших условиях. С одной стороны, советская власть и КПСС с ее внутренней политикой старались нивелировать национальное своеобразие казахской и других национальных литератур, привить единообразную социальную ориентированность. С другой стороны, именно социальные завоевания были мощным импульсом для развития казахской литературы и культуры.

Сейчас на рубеже тысячелетий легко говорить об ошибках и заблуждениях С. Сейфуллина. Он ошибался в оценках произведений М. Жумабаева и М. Дулатова, заблуждался в идеалах Октября и советской власти. Образцы публицистической и агитаторской поэзии типа “Социалнстан”, “Альбатрос”, “Советстан”, стихи о Ленине, о революции, о рабочем классе не представляются сейчас вершиной творчества поэта. Но трагедия поэта в том, что он был искренним глашатаем нового строя, того строя, жертвами которого стали миллионы казахов в годы голода, репрессий, концлагерей, полигонов. В конце концов и сам поэт, слишком рьяно отстаивающий правду революционных идей в поэме “Кзылат”, был физически уничтожен этим строем. Трагедия его в том, что он был пламенным большевиком, поэтом-мечтателем в условиях тоталитарного режима, который даже защищать себя позволял в меру.

Фанатики новой эры, коммунисты до мозга костей не были нужны государственному аппарату, также как и борцы за другие общественные отношения типа Магжана Жумабаева. Поэтому так символична их общая трагическая участь.