Землекопы


- Эй, Шакир, сколько бы ты ни играл словами, меня не зацепишь! Это показывает только твое лицо. Когда я взял Гуляю, ей было не двенадцать лет, а четырнадцать. Это было в год водяного паука. С тех пор прошло пять лет, и теперь ей ровно девятнадцать. Ну, скажи, чего ты хочешь от меня? - волнуясь и торопясь, доказывал Бузаубак.
- Когда ты женился, то ей было не четырнадцать, а только двенадцать. Ты говоришь, что прошло пять лет, как ты женился на ней, а теперь скажи, есть ли закон о том, что преступления, совершенные пять лет назад, остаются безнаказанными? - возразил Шакир.
- Ей, батыр-ау! Ты хочешь меня запугать статьями закона! Но я удивляюсь, как ты сам не попал под такую статью до сих пор?
- А с чего бы мне попадать? - зло отрезал Шакир.
- Если ты выдаешь помимо воли дочь Абжана за двенадцатилетнего мальчика, то это, по-твоему, законно? А если я женился по любви и по сердечному расположению девушки, так это, выходит, незаконно?
- Эй, Бузаубак! Не в том дело, что взрослую девицу выдали за мальчика, а в том, что он - брат умершего жениха этой девицы. После смерти жениха она сама пошла замуж за его брата... И с чего бы Мне теперь попадать под статью?
- Нет, пусть двенадцатилетнюю возьмет! И почему именно теперь ты печешься о деле, которое было пять лет назад, да и что тебе - выходила или не выходила тогда она замуж за Бузаубака? - вмешался в спор Азимхан.
- Жолдас,- выпалил Шакир,- я не поднимаю об этом разговор. Вот милиционер привез из округа бумажку, а меня привел с собой, как аульная. Что ж, по-вашему, прикажете мне идти против закона?
- Эй, Шакир, скажу в присутствии милиционера, что это - твоя работа. Я не могу отпустить жену туда, где находишься ты, а с судом и милиционером сам поговорю!.. - пригрозил Бузаубак.
- А меня разве не милиционер привел сюда? Ты думаешь, мне охота с тобой грызться, как собаке? Жолдас милиционер, скажите хоть вы что-нибудь!
- Я жду. И думаю, что сами придете к соглашению... Аульная привел с собой я. Вот бумажка из окружного суда! - сказал милиционер и полез в карман.
- Хорошо, но нам не важно - есть или нет бумажки у вас. По-моему, все это - дело рук тех, кто завидует Бузаубаку, - сказал Азимхан.
- Конечно, в действительности-то оно так и есть,- поддержал его Хасен.
- Все это дело рук самого аульная! В ауле на митингах и собраниях я всегда давал отпор баям и их приспешникам, вот таким, как Шакир, и они за это меня ненавидели. Их работа! - сказал Бузаубак.
- Милый мой, зачем ты во всем винишь меня? Как я могу быть классовым врагом?.. Все твои дела направлены на то, чтобы обмануть Советскую власть под предлогом, что ты член МОПРа да прицепил себе на рукав красную повязку! Сам делаешь все время незаконные дела и на меня обижаешься. Если ты еще и не попал под статью закона, то исключительно благодаря моей поддержке.