Землекопы


Сегодня почти все встали очень поздно. Уже солнце стояло высоко, уже было жарко, уже заливался в небе жаворонок, уже ребятишки убежали на озеро, когда один за другим стали выходить из своих шалашей землекопы.
Праздник... Длинный и веселый выходной день.
Все как-то по-особому выглядело сегодня. Никто никуда не торопился. <Рыжий жеребец> не стучал березовой палкой в жестяной таз. Землекопы не шли к железнодорожной насыпи с лопатами и кирками. И казалось, что солнце сегодня было ласковым и как-то поособому колыхалась трава и празднично-ярко цвели цветы. А песни жаворонков казались такими звонкими, такими веселыми, что невольно заслушаешься их.
Необычайная суета началась вокруг домиков землекопов. Загорались костры, закипали котлы, смеялись ребятишки, фыркали у умывальников мужчины, хлопотали вокруг костров женщины, отовсюду слышались шутки, смех, а кто-то уже пытался завести веселую праздничную песню. Бузаубак после чая вместе с Хасеном, Халкеном, Сатаем и Азимханом сели в телегу и уехали в ближайший поселок, .чтобы купить в кооперативе товаров и попить кумысу.
- Собери кизяку да смотри, чтобы телята не сосали коров. Потом приготовь-ка мешок, купим что-нибудь в кооперации, - приказал Гулии Бузаубак, расправляя вожжи.
Гулия с Каймулдой остались дома.
За Гулией волочилась молодежь: и там, в ауле, и здесь, в рабочем поселке. А сегодня пристал Сатбай- рыжеватый джигит с голубыми глазами.
Когда Сатбай был свободен, он не выпускал из рук своей красной домбры с кусочком зеркальца, врезанным сбоку. Домбра была старая, рассохшаяся, звуки она издавала глухие и сиплые. Но Сатбаю казалось, что домбра у него хороша, и играет он замечательно, и сам он неотразим.
Видя, что Бузаубак и его приятели собираются уезжать, Сатбай решил остаться в поселке. Вскоре, наигрывая на домбре, он пришел в хижину Бузаубака. На нем были новая желтая рубаха, серая панама, русские сапоги и коричневый ремень. Гулии дома не оказалось, а Каймулда пас телят на берегу озера.
Когда Гулия возвратилась от соседки, Сатбай вышел ей навстречу и, подбоченясь, сказал:
- Здорово, келиншек.
Гулия сняла с костра котел с кипящим молоком и ответила:
- Здравствуйте.
- Что, у вас все уехали? - спросил Сатбай.
- Да, уехали.
- Значит, ты теперь мне сделаешь бастангы.
- Байгус-ау, если тебе надо бастангы, так, пожалуйста, иди к девчатам. А какой тебе толк от моей баста нгы?
- О, твою бастангу я не променял бы на бастангу тысяч девчат.
- Вот как!
- Ну что я могу сделать, если ты такая красивая и такая жестокая!