Землекопы

Знойный день. На берегу озера, окаймленного зеленым ковром камыша и осоки, похожего на круглое зеркало, врезанное умелой рукой в узорчатуюраму,раскинулся город Кокчетав. Голубое небо — точно безбрежный океан. Расплавленное солнце льет с высоты потоки золотых лучей. Весь мир — деревья и птицы, звери и травы — в эту минуту сладко дремлет и нежится на солнце. За голубым озером, на востоке поднимаются синие горы Кокшетау. Широкая степная долина стелется к западу вплоть до самого города.
Холмы, лощина и вся степь так зелены, что кажется, будто раскрашены они яркой зеленой краской или застланы богатым цветным ковром, а озеро блестит на этом ковре как зеркало, и безоблачное лазурное небо глядит на него. Вчера над горами, над городом, над озером и долиной прошумел ливень. И все преобразилось. Как-то по-особенному благоухали цветы. Чистые, словно сейчас, распустившиеся, трепетали листья деревьев, молодо и нежно колыхались травы. Когда стоишь и смотришь на землю, то не подозреваешь о жирном черноземе, вскормившем это буйное племя цветов и трав. Оглянешься вокруг и изумишься богатству и пышности родной земли. Посмотрите кругом! Как прихотливо и живописно разбросаны красные, синие, голубые, желтые и оранжевые цветы на зеленом море безбрежных трав. Где, у какого мастера, .найдете вы такие узоры, такую красоту?! Нет ничего изумительней и чудесней этого шитого цветными шелками зеленого бархата. Вот в одном месте щедрой рукой рассыпаны желтые цветы, дальше —.красные, а там белые, розовые, оранжевые.
И жара лугов — это не испепеляющая жара пустыни, а томная, нежная, знойная, ласковая жара! Над вами высится огромное чистое небо. А на горизонте, где земля словно сходится с небом, облака клубятся, как пена, прибитая к берегу озера, или как большие белые верблюды, лежащие вокруг огромного скотного двора. Облака, похожие на белых верблюдов, почти неподвижны. Кажется, они боятся жгучих лучей полуденного солнца и не хотят идти на середину голубого небосклона.
И земля, крытая узорчатым покрывалом, изнеженная золотыми лучами знойного солнца, дремлет, словно только что разрешившаяся от бремени юная женщина, и материнская улыбка блуждает по ее лицу. Кажется она, эта щедрая земля, и юной красавицей, омывшей нежное тело свое теплыми степными водами. А по склонам гор бегут деревья, укутанные в зеленые шелковые платки. Все благоухает. Все радуется солнцу: и жирная земля, и зеленые травы, и деревья, и цветы. Пряный аромат цветов нежит тело. Воздух прозрачен и чист, и чем больше вбираешь его в легкие, тем выше вздымается грудь, пьянеет и кружится голова...
Две ленточки стальных рельсов вьются, -точно длинные змеи, и, блестя на солнце, уходят в даль, перегибаясь через холм, вздымающийся позади. Огибая озеро, струятся рельсы и скрываются за косогором.
На берегу озера разбросаны рабочие бараки. По утрам, когда еще горят алмазами росы, рабочие выходят из бараков и движутся вдоль полотна железной дороги.