Кокшетау - Ок-жетпес


Аблай помолчал в' раздумье
И дал
На это согласье свое.
И каждый взгляд уже устремлял
На каменное копье.

А пленница развязала шелк,
Что стан ее обвивал,
Подарок любимого - легкий платок,
Как птица, затрепетал.

И разом вспомнились мирные дни,
Родных небес синева.
И вязью <Клятве не измени!" -
Вились по кайме слова.

И все же печаль осилить смогла
(Внимателен хан и строг!)-
Душою тайную надпись прочла
И бросила наземь платок.

Аблай над войском голос вознес,
Как горный козел - кульжа:
"Кто поднимет платок на утес?
Чья не дрогнет душа?

Хотя этот камень могуч и крут,
Но знаю, батыры, вас.
Пусть десять проворных
Наверх взойдут
И мой исполнят приказ!.."

И десять джигитов, хоть пик высок,
Добрались до острия.
И взвился в небе заветный платок,
Привязанный к древку копья.

И вот состязанью время пришло.
И каждый, оружьем звеня,
Вскочил в свое боевое седло,
Привыкший стрелять с коня.

И каждый был уверен в себе
И знал: промахнуться нельзя,
И каждый готовился к меткой стрельбе,
На девушку глазом кося.

И каждый нетерпеливо ждал
Призывный условный знак
И заклинанье свое шептал:
"Благослови, аллах!.."

И хан коротким взмахом руки
Скомандовал: "Начинай!"
И натянули луки стрелки
С воинственным криком "Абла-ай!.."

Взметнулись джигиты в летучей пыли
И враз осадили коней,
И первые стрелы
Со свистом ушли
К заоблачной цели своей.

Хоть каждый батыр был смел и умел
И целился наверняка,
Но ни одна из пущенных стрел
Не достигла платка.

Редела туча стрелков лихих,
А быстрое время текло...
Но никому покуда из них
С меткостью не повезло.

Лишь искры из камня выбить смогли
Каленые жала стрел.
Крылатый платок, приметный с земли,
Был так же, как прежде, цел.

Всех ждал один и тот же удел -
Не выиграв спор с высотой,
Никто из батыров
Не завладел
Желанною красотой.

Тому свидетели - озеро, лес
И пик с вершиной седой,
Что с той поры зовут "Ок-жетпес",
Или: "Не достать стрелой".