Жумабаев Магжан

Жумабаев МагжанПоэт, прозаик, переводчик и педагог Магжан Жумабаев родился в25 июля 1893 года в Булавском районе Северо-Казахстанской области на берегу озера Сасыкколь. Средний жуз. Аргын. Родословную можно проследить от прадеда Шоная. Отец будущего поэта, Бекен, был прогрессивным человеком своего времени. Он высоко ценил знания и старался привить к ним интерес и у своих детей. Семья была большой — семеро сыновей и две дочери. Все дети были удивительно смелыми, деятельными и красивыми.

Магжан начал учиться с четырех лет в домашней школе отца, созданной им для своих детей и детей родственников. Их обучали восточным языкам и восточной литературе, арифметике и географии. Магжан рос в тесном общении с природой. Впечатления детства воплотятся позже в образы многих его поэтических творений: «Береза», «Весна идет», «Матери» и др. Отец из всех своих детей выделял Магжана, заметив у сына острый ум и особое прилежание. Он прочил сыну духовную стезю. А дед Жумабай гордился своим внуком и любил повторять: «Мой этот внук весть обо мне пронесет по всему земному шару».

В 1905 году Магжана всей семьей проводили на учебу в Кызылжар, ныне Петропавловск, где известный в те времена богач Мухамеджан Бегишев, окончивший полный курс Стамбульского университета, открывает медресе для казахских и татарских детей. Магжан с увлечение изучает арабский, персидский, турецкий языки, историю тюркских народов.

В 1910 году Магжан заканчивает учебу в медресе, получив по всем предметам высший балл, и тогда же решает продолжить свое образование. Будущий поэт вместе с другом-односельчанином Бекмухамбетом Серкебаевым (будущим отцом Ермека Серкебаева) отправляется в Уфу и поступает в медресе «Галия», приравненное к высшему духовному учебному заведению. Наряду с религиозными дисциплинами здесь изучались светские науки: литература, история, география, геометрия, основы музыки и др. А, главное, в стенах этого учебного заведения поощрялось литературное творчество: выпускались рукописные газеты и журналы, проводились литературные вечера, устраивались диспуты. По воспоминаниям Бекмухамбета Серкебаева, два молодых поэта были гордостью всего медресе, выступали с чтением стихов, как чтецы-декламаторы. Оба были душой театральной группы, пользовавшейся популярностью в городе.

Магжан учился в медресе полтора года. В 1913 году он возвращается в Петропавловск и начинает учить русский язык у казахского поэта Мыржакыпа Дулатова. В этом же году поэт переезжает в Омск, чтобы поступить в учительскую семинарию. Вопреки желанию своего отца, он решает посвятить себя педагогической деятельности. Рушились мечты его отца, и Магжан был лишен материальной поддержки своих богатых родителей. О разладе с отцом поэт с душевной болью говорит в своем знаменитом стихотворении «Исповедь».

Писать стихи Магжан начал в четырнадцать лет. Его печатают почти во всех газетах на казахском и татарском языках. Первый его сборник «Шолпан» вышел в 1912 году в Казани и стал событием в казахской литературе. К этому времени завязываются творческие связи молодого поэта с людьми, которые сыграли заметную роль в судьбе поэта и казахской литературы.

В 1917 году Магжан закончил семинарию с золотой медалью и возвратился в родные места. Время было тяжелое, неспокойное: революция, гражданская война. Поэт принимает участие в создании в казахской степи партии «Алаш», переживает колчаковские набеги и чехословацкий бунт. В 1919 году его посещает большое горе — умирает от родов жена Зейнеп, а вскоре и новорожденный сын.

В 1918 году Магжан открывает в Омске курсы казахских учителей, становится ответственным редактором первой казахской советской газеты «Бостандык туы».

В 1922 году его приглашают работать старшим преподавателем Казахско-киргизского института просвещения. Магжан сотрудничает с газетой «Ак-жол», журналами «Сана» и «Шолпан». В этом же году в Казани и в 1923 году в Ташкенте увидел свет его второй сборник стихов.

В 1923 году по приглашению Наркома просвещения РСФСР А. Луначарского поэт приезжает в Москву и преподает восточные языки в Коммунистическом университете трудящихся Востока, принимает активное участие в работе издательства «Восток», составляет учебники для казахских школ, а сам вечерами учится в Московском Высшем литературно-художественном институте, слушая лекции поэта Валерия Брюсова. В эти годы он переводит на казахский язык труды Маркса, Энгельса, Ленина, произведения Горького, Блока и др. Магжан Жумабаев пленил Брюсова «высокой поэтической одаренностью. Это от природы… плюс глубокие знания математики, музыки, изобразительного искусства».

Вклад Магжана в углубление и новое качественное пополнение духовной связи казахского и русского народов огромен. Как педагог классической школы он сыграл огромную роль в изучении творчества великих русских писателей в казахских учебных заведениях.

Магжан принадлежал к числу самых образованных казахов XX века, владел в совершенстве многими языками: русским, арабским, персидским, турецким и многочисленными диалектами тюркского языка.

1920–1930 годы были трудными в истории литературы и искусства. Главенствовала идея «пролеткульта», согласно которой дореволюционное поколение любой национальной культуры было объявлено буржуазным. Поэт был оболган завистниками его могучего таланта.

В 1929 году его арестовали по ложному обвинению в национализме, в создании группы «Алка» для подпольной деятельности и заключили в Бутырскую тюрьму в Москве. Затем он был вновь осужден на десять лет и отбывал срок в Карелии. Максим Горький помогает поэту освободиться досрочно, но вскоре его снова начинают преследовать и обвинять в старых «грехах». Магжан Жумабаев лишается любимой работы и вообще возможности работать. Он — неблагонадежный.

Последние дни Магжан проводит в Алма-Ате в квартире на улице Лесная, 89. Гонения, насмешки соратников по перу принимают такие формы, что поэт пытается покончить жизнь самоубийством и только чудом остается жить.

18 марта 1937 года Магжан Жумабаева арестовали, и 1938 году его жизнь оборвалась. Пострадал не только поэт, но и его многочисленные родственники, многие из которых сгинули в тюрьмах и лагерях.

Поэт был посмертно реабилитирован в 1960 году, но имя его вернулось к читателям только через четверть века.