В пургу

Поднялась в пустыне грозная пурга -
Не увидишь ничего за два шага,
Но в большой надежной юрте богачи
Благодушно разлеглись у очага.

Веселы они, поспав, попив, поев,
Да и скот у них давненько загнан в хлев.
Дела нет им до бедняги старика,
Что бредет сейчас в степи, окоченев.

Замерзает заблудившийся старик,
Закричал бы, только кто услышит крик?
Снег свистит и бьет наотмашь по лицу,
Снег за ворот и за пазуху проник.

За плечами — отощавшая сума,
Небогатая, как жизнь его сама,
Нет ни дома у бедняги, ни родных,
Для таких, как он, безжалостна зима.

Вот совсем уже он выбился из сил,
Встал на месте он и смерти запросил.
Летом — жажда, а зимою — злой мороз,
Если беден, то и белый свет немил.

Все свирепее летит колючий снег...
"О аллах! - воскликнул старый человек.- Умираю!" -
И лицом упал в сугроб,
И не смог уже поднять застывших век.

"Уу... гу-гу..." - летит, свистит над ним буран
И гремит, как Ледовитый океан,
Заметает человека с головой,
Жаждой черного злодейства обуян.

Так беснуйся же, неистовствуй, пурга!
Богачи сейчас сидят у очага,
Только с бедными ты можешь совладать,
Только к бедным ты безжалостно строга.

1919
перевод В. Виноградова