Таинственный ларец

Ах эти попрошайки-курицы!
Пристанут — нет от них отбоя,
Едва вы выйдете на улицу,
Крупы и проса взяв с собою.

Так и "друзья". Они — как курицы.
Снуют, пока вы не в опале.
Но стоит небесам нахмуриться -
Ищи-свищи! "Друзья" пропали.

Их дружба — сущая безделица.
Друг проверяется на деле.
Друг с вами тайнами поделится
И ваши горести разделит.

Душа людская - клад бесценный.
Она - хранилище сокровищ,
Таинственных и сокровенных.
Ее лишь другу ты откроешь.

Душа от глаз людских хоронится,
Как будто пленница в темнице.
Она тоскует, как затворница,
И ищет друга, чтоб излиться.

Тебе, мой друг безвестный,
Все помыслы души
Я раскрываю в песне,-
Ты ж слушай, не дыши.
О, что душа без песни
И песня без души?!

Пойдем туда, мой друг бесценный,
Где спят утесы-великаны,
Как будто пологи над сценой,
Над ними плавают туманы.
Средь этих дебрей нелюдимых
Живут застенчивые тайны.

О, как найти их, невидимок?
Как различить их звон хрустальный?
Звенят ключи, цветут плющи, -
Попробуй тайну разыщи!

А на границе этих скал
Стоит утес-гранит.
Его вершина высока,
Его ласкают облака,
Он тайну тайн хранит.

Утес, как дьявол однорогий,
Встает над хмурою равниной,
К нему заказаны дороги.
Растут леса. Встают отроги,
И рек беснуются стремнины.

Вглядись, мой спутник, напряженно
В его безмолвную прохладу,
О, этот край завороженный!
О, это логовище кладов!

Ты видишь, над седой вершиною
Маячат мрачные ворота,
Над ними буквы трехаршинные
Горят угрюмой позолотой.

В дворце - сокровища несметные,
Но краше всех других диковин -
Ларец, для глаза незаметный,
Обычной бронзою окован.

Покрытый пестрою тряпицей,
Он прочих сундуков не ярче,
Но в нем другой ларец хранится -
Горящий перламутром ларчик.

Тот краса-ларец
Бирюзой покрыт.
Тот ларец-малец
Тайну тайн хранит.

Он хранит ключи
Ото всех сердец.
Что за звон звучит?
Что сокрыл ларец?
То ли арф лады?

То ли лиры звук?
Видишь струн ряды,
Мой бесценный друг?
Подойди и тронь
Эту лиру лир,
И со всех сторон
Отзовется мир.

Все сердца звенят
Этой песне в лад.
Лад былин-баллад-
Слов волшебный лады..
Этот чудо-клад
Кручи rop хранят.

И я там был, и был не раз,
Взбирался в тот дворец.
И трогал струны в ранний час
На утренней заре,
Вставал иных миров мираж,-
И из конца в конец
Вся жизнь, как утренний пейзаж,
Лежала в серебре.

О сердце, ты - сокровищ страж,
Таинственный ларец!

26 февраля 1926
Перевод В. виноградова