Письмо сына

Здравствуй, старая мама, усталая!
Как здоровье твое, апеке?
Поседела, наверно, и стала
Вроде бабушки Тапекен!

Пишешь ты, что прошли все сроки,
А меня-то все нет и нет,
Что забыл я тебя, жестокий,
И торопишь: ускорь ответ.

Мать, утешься! Долго ли.будешь
Ты меня упрекать, любя!
Где бы я ни скитался, всюду
Помню я и люблю тебя.

Не забыть мне, как обнимала
Ты меня в тяжелой тоске,
Сколько слез протекло по впалым
По щекам твоим, апеке.

Как, задумавшись, ты сидела
Темным вечером у. огня,
Сколько песен печальных пела,
Убаюкивая меня.

Пела ты, как страдали казахи,
Как была твоя жизнь тяжела.
Этих песен горькая накипь
Мне на сердце печалью легла.

Много правдьг в тех песнях открыла
Мне о жизни родных степей.
Этих песен гневная сила
Вечно в памяти сердца моей.

Опаленные гневом тех песен,
Годы юности шли без утех.
Мир степной показался мне тесен,
Жить как все — я почел бы за грех

Горечь слов твоих помню, родная,
Все, что пела ты, не забыл.
Помнишь, песням твоим внимая,
Как я тих и задумчив был?

Помню ласку твою, заботы
Обо мне, о моей судьбе.
Как кормила, придя с работы,
Ты меня, забыв о себе...

Были дни: даже пшенной каши
Не осталось совсем у нас,
И в задымленной юрте нашей
Вдруг очаг замирал и гас.

Видел я, как, нуждой убита,
Заливалась слезами ты.
Правду жизни я понял скрытую;
Правду горя и нищеты.

Понял я, что борьба неизбежна,
Что достался мне горький удел.
С самой юности, робкой и нежной,
Я мятежною силой горел.

Ты у неба просила хлеба,
Но, слепая в своей мольбе,
Ты не знала еще, что небо,
Как земля, безучастно к тебе.

И, в отчаянье руки ломая,
Ты рыдала, ко мне припав...
Я поклялся тогда, родная,
Умереть иль добиться прав.

Эта клятва меня в мужчину
Превратила, развеяв туман,
Проложила на лбу морщины,
И ушел я в. рабочий стан.

Малахай мой сносился в скитаньях,
И потерся армяк на локтях,
Но дождался я: в громах восстанья
Мне ответил Великий Октябрь.

Мне ответила власть Советов
(Мать, поймешь ли мои слова?).
Мы дождались теперь ответа,
Получили свои права.

Толковать обо мне не надо:
Перешел я великий брод,
И меня посетила радость
Новой жизни, больших забот.

Я увидел, что путь рабочих -
Настоящий и верный путь.
И теперь уж ни днем, ни ночью
Мне с того пути не свернуть.

Я работаю не уставая
В этом вихре горячих дней.
Не зови меня в степь, родная, -
В нашем городе я нужней.

Мать, и ты ведь живешь не худо
(Вспомни жуть былой нищеты!):
Для кочевок имеешь верблюда,
И корову имеешь ты.

Но утешься! Продлить беседу
В нашей юрте, за огоньком,
Я весною в аул приеду,
Если отпуск мне даст партком.

6 января 1926
Перевод Н. Феоктистова