Письмо матери

Сын, когда ж тебя я увижу?
Покажись хоть единый раз.
Сын любимый, на что обижен —
Почему ты не кажешь глаз?

Ведь с тех пор, как уехал в город,
Ты как будто бы утонул,
И, наверно, еще не скоро
Вновь увидит тебя аул.

Провожая тебя далеко,
Я мечтала лет через пять,
Сын мой милый, мой сын черноокий,
В нашей юрте тебя обнять.

Дни летят. Я от горя старею,
Сеть морщин на лицо легла,
Все грущу, но надежду лелею
Увидать моего орла.

Вспомни, милый, что мать осталась
В старой юрте совсем одна,
Я тогда еще крепкой казалась,
А теперь я стара и больна...

День и ночь по тебе скучая,
Я смотрю в туманную степь,
На сухие кусты молочая,
На холмов невысоких цепь.

Где-то всадник вдали маячит...
О, как остро сердце болит,
Когда мимо юрты проскачет
На тебя похожий джигит!..

Сын, поймешь ли мою заботу,
Чувство горькое вечных мук?
Тяжело мне стало работать,
Не хватает твоих мне рук.

Неужели, покинув степи,
Разлюбил ты старуху мать?
Знать, крепки городские цепи,
Что не в силах ты их порвать?

Засыпал ты на чьих коленях,
Вспомни, грудью ты вскормлен чьей?
Сколько вынесла я лишений,
Дней тяжелых, бессонных ночей!

Сколько слез пролила над зыбкой
Я у тлеющего огня,
Но всегда ободрял улыбкой
Ты, измученную, меня.

Рядом рано не стало мужа,
Он ушел от нас, и тогда
Жизнь аркан затянула туже,
И свинца тяжелей нужда
Мне легла на слабую спину...
Но решила я про себя:
Лишь бы вырастить крошку сына,
Лишь бы вырастить, сокол, тебя.

Баловства и капризов не зная,
Был ты малым доволен всегда.
Помню: в теплые сумерки мая
Ты задумывался иногда.

Как твои горячие глазки,
Звезды вспыхивали сквозь мглу,
Я тебе говорила сказки
Про Корпеша и Баян-Слу.

0 верблюде, о чудном звере,
Обладающем речью людской...
Ты тогда этим сказкам верил,
Жеребеночек резвый мой!

Вспоминаю твои забавы:
Разделившись по лагерям,
Вы тягались "за честь и славу",
Хворостинкой грозя врагам.
Помню, как ты бывал доволен,
"Неприятеля" победив,
Засыпал, наигравшись вволю,
На земле кошму расстелив.

А когда сам бывал побитым,
Не бежал ты домой в слезах,
И бродил целый день сердитым,
Никому ничего не сказав.

Вот теперь в дальнем городе где-то
Ты начальником, говорят...
От людей разузнав об этом,
Все родные твои шумят.

Им приятно, что сын мой милый
Так далеко теперь шагнул.
Сколько раз я тебя просила,
Чтобы ты приехал в аул!

Стал бы здесь ты судьей народным,
Оценил бы тебя Совет,
Ты имел бы все что угодно,
Наш возглавил бы комитет.

И почетом, поверь, не меньшим
Окружил бы аул тебя.
Ты б невесту из наших женщин
Выбрал добрую для себя...

Укрепил бы хозяйство...
И скука Перестала б мне быть сестрой,
Я с любовью бы нянчила внука,
Так, как нянчилась раньше с тобой.

Сын, подумай: ведь жизнь проходит,
Я стара и здоровьем слаба...
Смерть близка уж, за юртою бродит,
Суждено ли увидеть тебя?

Чем тебе полюбился город,
Что забыл ты старую мать?
Не сердись на мои укоры,
Приезжай! Буду ждать.

25 декабря 1925
Перевод Н. Феоктистова