Нура

Нура, вот я, хозяин прежний твой,
Пришел, томясь разлукою с тобой.
Но почему не слышишь ты теперь
Народный стон, проникнутый тоской?

Ты родиной была нам в дни невзгод,
Здесь кочевал казахский мой народ.
Теперь он стал посмешищем судьбы
И, потеряв. тебя, в тоске живет.

Каких фазанов летнею порой
Встречали здесь мы в заросли густой,
Какой был шум людской и топот стад,
Как юрты ветер колыхал степной!

Средь райских здесь гуляли мы цветов,
А на ветвях твоих густых кустов,
Бывало, разливался птичий хор,
Звеня с утра на тысячу ладов.

Долины эти радовали взгляд,
Паслись кобылы возле жеребят,
Шли богачи сюда и бедняки,
Вдыхая трав весенних аромат.

В твоей воде, средь струек ледяных,
Купались девушки, а мы на них
Глядели, притаясь среди листвы,
Любуясь ими в блеске брызг живых.

И как звенел чудесно птичий хор!
Как дружно порывался на простор!
А мы, подростки, тут же на лугу,
Кто всех сильней, борьбой решали спор.

Джайляу предков! Весело к тебе
Мы добирались по крутой тропе,
Ведя с собой кобыл и жеребят.
Скажи теперь мне правду о себе.

Сам знаю то, о чем, струей звеня,
Не хочешь ты оповестить меня.
Свое ты горе не желаешь мне
Доверить, про себя его храня.

Прощай, Нура! Увидимся ль, как знать?
Дай бог тебе дни счастья'испытать.
Тебя любивший станет слезы лить,
Пока с тобой не встретится опять.

Здесь птицы плачут, не поют о том,
Что радость приносило им в былом.
Так чем же я могу тебе помочь?
Отчаянье бурлит во мне огнем.

1910-1913
перевод Вс.Рождественского