Мы

Мы — непокоренные дети степей,
Никем еще не были взнузданы мы.
Мы выросли в смелой семье бунтарей,
Боролись мы с властью насилья и тьмы.

Простор и Свобода — наш гордый удел,
Могли ль мы принять прозябанье во мгле?
Врага же, что нас заарканить хотел,—
Мы сами умели тащить по земле!

Мы выросли турами Сары-Арки,
Джигиты, чья сила и дух — высоки!
В борьбе с деспотизмом - готовы к боям,
За равенство шли мы в поход - и не раз
Мы падали в темень предательских ям,
Которые недруги рыли для нас.

Бросали безжалостно наши тела
На каменный пол крепостного мешка,
И вся наша жизнь молодая была
На мушке винтовки, на грани штыка...

Под злобной пятою царя-палача
Почти потеряли мы облик людской...
Метались, как раненый лев,- горяча
В крови нашей ярость сменялась тоской.

Засохшая корка, воды котелок-
Лишь этим в застенке ты жизнь сохранил...
На голом полу мы лежали, дружок,
Нам бутовый камень подушкой служил.

И угольной пылью, ее чернотой
Мы были покрыты, лишенные сил,
И угольный дым, беспросветный, густой"
В тюрьме наши легкие злобно коптил.

Следы кандалов не сошли с наших рук,
Дорога была и трудна, и долга...
Каких только, друг, испытаний и мук
Терпеть не пришлось нам в застенках врага!

Мы ждали, мы знали, что зори взойдут,-
И вот мы под солнышком красным живем!
И мы прославляем свой радостный труд,
Владыкою мира его мы зовем.

Буржуя и пана прогнали мы прочь-
Для них уже праздности кончились дни:
Терпеть их безделье нам больше невмочь,
Пусть в нашей упряжке походят они!

Пускай испытают на шкурах своих,
Как доля народа была нелегка-
Страданье и горе людей трудовых,
Которых они истязали века.

27 февраля 1921
Оренбург
Перевод С. Ботвинника