Летом в степи

Разливается юный простор
Пряным запахом яростных трав,
Летней степи зеленый ковер
В переливах цветов разостлав.

Необъятна ее ширина,
Мне открывшаяся опять.
И простерла объятья она,
Как ребенку родимая мать.

Словно вышиты шелком шелка
Дорогих травяных одеял.
Я, вернувшийся издалека,
К материнскому лону припал.

Прядью шелковой пышных волос
Я поигрываю, как дитя.
Станы гибких, изогнутых лоз
Выпрямляю, ломаю шутя.

И разносится радостный смех,
Мотылек, позабывший мечту,
Словно мальчик, влюбленный во всех,
Дарит всем поцелуй на лету.

Под шатровой сплошной синевой
Я лежу на кошме луговой.
В городах я томился тоской
По земле первозданной, степной.

В русле памяти вновь - ледоход,
Словно льдины друг друга теснят...
Вот я вижу - на пастбище скот,
Вот привал отдыхающих стад.

Тихо, тихо над гладью степной.
Солнце встало в зените над ней.
И ничто не тревожит покой
Отдыхающих в полдень степей.

Одиноко над степью плывет
Солнца жаркого пышущий зной.
И пастух одиноко бредет,
Молча доит овцу за овцой.

Тесно сдвинуты, сбиты гурты,
Жарко дышит, сбивается с ног
Шевелящийся край темноты,
Где пастуший горит огонек.

Жить подпаску, в степи нелегко.
И пока огонек не погас,
Варит мальчик себе молоко
По обряду степей - корыктас.

Еле тлеет костер перед ним,
И кизячные кучи трещат,
Чуть струится медлительный дым,
Цепенеет удушливый чад.

Губы мальчика ветер обмел,
По степям он кочует давно,
Он на солнце стоит, полугол,
Загорелое тело черно.

Шапки нет у него; крупный пот
Утирая со лба кулаком,
В конской коже он степью идет
По кипящей жаре босиком.

В городах, где мы праздно живем, -
Электрический свет до утра...
В одиночестве жалком своем
Этот мальчик не ведал добра.

Вижу - пламя чуть светит вдали,
Вижу бедный обряд корыктас.
Я вскочил, я сорвался с земли,
Разом брызнули слезы из глаз.

Брат мой бедный, дитя темноты,
Ты в забытой рожден стороне.
Я мечтаю о том, чтобы ты
Встал с ровесниками наравне>.

Не уйдешь! Возвратишься назад!
Подожди - мне шепнула трава.
А цветы на дороге стоят
И лепечут пустые слова.

Должен я в этот край нищеты
Просвещения свет принести...
Дорогие степные цветы,
Не держите меня на пути!

Июнь 1923
Оренбург
Перевод М. Синельникова